Йоханнесбург 2015

В Йоханнесбурге мы взяли частного гида.

Гид отличалась от нашего кейптаунского интеллигентного тонкого мальчика – нахальная, жесткая, быстро поставила на место одного из нас, весьма активного, при малейшей его попытке подрулить процесс. Говорила она так быстро, что невозможно перебить или вставить слово, и уверенно справлялась с любыми трудностями. Одновременно одевает микрофон, начинает экскурсию, ведет машину, выезжает из аэропорта, поправляет прическу – ураган, а не женщина. Родом из Украины, маленького промышленного городка. Когда развалился Союз, мужа отправили работать в ЮАР, и со временем за ним перебралась и семья. Сын работает актуарием (экзотическая и очень оплачиваемая профессия изобретателя страховых программ), дочь – в кинобизнесе. Дети живут в районе миллионеров.
«Вас запугали Йоханнесбургом? Кто сказал, что нельзя по городу гулять! Да я вам сейчас покажу, да мы сейчас так тут походим! У нас все, ВСЕ, хорошо!»
Мы приезжаем в CBD (Civil Business District), паркуемся на подземной парковке высотного здания, и поднимаемся на 50-й этаж, заплатив 15 ранд (копейки по любым меркам). В высотке все этажи заброшены и не используются, работает только подземная парковка, первые два этажа заняты под торговый центр, а на верхнем этаже сохранилась смотровая площадка, напомнившая смотровую в Чикаго. Сначала. Через секунду я разглядела потрескавшиеся полы, заляпанные стекла, в некоторых стеклах трещины, очень похожие на следы от пуль, в общем, там царит дух запустения.
На первый взгляд, открывающийся из окна вид на множество высотных зданий похож на энергичный деловой район, аналогичные которому я видела в Чикаго, Токио, Сан-Пауло. Но, оказывается, построено это все было в 70-е годы, во время расцвета страны под британским руководством. По окончании апартеида же, в 1995 году, этот район завоевали различные бандитские группировки, нигерийская мафия, да и просто бывшие рабы вошли во вкус разбоя и грабежа. Многие высотки стоят заброшенными, с разбитыми окнами.
«Прибыла мафия, сразу сожгла все рейсовые автобусы и завела бизнес маршрутных такси, “black taxi”, поделив между собой территории. Поэтому в городе общественного транспорта, кроме них, нет» – позже мы увидели еще и электрички, но, по слухам, на них ездят только самые отчаянные из черных. – «Иногда между таксистами происходят разборки, в такие дни по радио объявляют: “Сегодня на этой улице разборка таксистов”, и все знают, что сегодня туда не стоит идти, т.к. там будет автоматная перестрелка. Видите, как все удобно, у нас все хорошо!» – иногда мне казалось, что это ирония, но, похоже, она была серьезна.– «А вот в той высотке обосновалась другая мафия, наркотики, проституция, все дела. Полиция периодически делает рейды по поиску наркотиков, при этом все окружающие смеются – что там искать, мы все знаем, где они живут!
Посмотрите туда – это район, который был фешенебельным, там жила богема, средний класс, а черным квартиры там не продавали, после окончания апартеида они стали покупать квартиры там, в течение двух лет все скупили, и последние белые бежали оттуда в ужасе. Ну и множество незаконных поселенцев. Владельцы домов не знают, что с ними делать, периодически нанимают частную компанию, которая выкидывает всех и заваривает двери. И здание стоит пустым. Некоторое время.
А вот – улица идет зигзагом, так получилось: прокладывали с двух сторон навстречу друг другу, два прямых направления должны были встретиться, но не встретились («Не судьба!» (с)), пришлось сделать изгиб и соединить два куска.
Йоханнесбург заложили в 1886, когда кто-то накопал там золото, стали планировать улицы, кварталы, резать территорию на участки и продавать их. А так как угловые участки для бизнеса выгоднее, поскольку видны с двух улиц, и, соответственно, продаются дороже, резали помельче, чтоб угловых участков получилось побольше. Потом застройка того времени была заменена современной, и теперь этот район города разбит на кварталы такого вида: одно здание – один квартал. Когда перестраивали старые кварталы, сгорели все архивы, неизвестно, какой участок кому принадлежит. Поэтому стоит, например, одна церквушка, серебряная «чайная» крышечка которой выделяется среди высоток, а кому принадлежит – неизвестно».
В конце 19 века в страну приехал Махатма Ганди, сел на поезд, купил билет в первый класс, приходит контролер и говорит – а что это вы здесь делаете, вам здесь не положено. И на остановке его выкинули из поезда. По преданию, тогда-то он начал философствовать в сторону прав человека. За 20 лет жизни в Африке он добился того, что индийцы, всегда бывшие самым низким классом, обрели права.
Поели в одной из кафешек на улице, очень вкусно и слишком много. Гид ела приговаривала «У нас тут все настоящее и очень вкусное, и при этом недорогое». Впрочем, цены на мясо действительно ниже наших.
Прошли по улице, вот там меня, конечно, поразило количество негров. И полное отсутствие белых. По кейптаунской привычке, где на улице было где-то пятьдесят на пятьдесят, и на каждого негра я реагировала как на опасность, здесь все нервы были обострены.
Потом зашли в один банк (работает 7 дней в неделю, 24 часа в сутки). Послушали про золотодобычу, про историю, посмотрели разрез шахты столетней давности, увидели камушек халцедона (образовавшийся из 300 млн.-летней давности водорослей), содержащий золото, узнали, как обрабатывают руду для добычи золота. С высотки видели вокруг очень много насыпей рядом с добычей золота. Но прямо сейчас добыча нерентабельна и потому заморожена, пока не изменятся цены на золото или не изобретут более выгодный способ добычи.
Посмотрели пару площадей в этом районе и поехали дальше, из машины посмотрели на район красивейших усадеб, где всегда жили белые. Гид говорит, что до 1995 года они все были видны, теперь же почти все дома скрыты от глаз за высокими заборами с электричеством.
Съездили в район Sandton, где живут и работают миллионеры, если миллионеры работают, конечно. Татьяна уверенно подрулила к пятизвездочному отелю, сказала привет очень важному, очень черному и очень характерному негру-швейцару (как с картинки из книжки про негров), потребовала, чтоб он открыл ей одно из парковочных мест на кругу (уезжая, дала ему десятку) перед отелем. В отеле нас ждал великолепный туалет, внутренний фонтан с женской скульптурой, роскошь, сочащаяся из каждой ступеньки. Мы вышли другим выходом ради фотографии с Нельсоном Манделой в три человеческих роста. На этой площади все было так же роскошно – вход в торговый центр, где одеваются негры-миллионеры, ступеньки, занятые элитными проститутками и золотой молодежью.
Много рассказывала гид про то, что коррупция правительства абсолютна, они продали на корню все, что есть в стране. И покупатель и здесь, и в соседних африканских странах – Китай. Они покупают по дешевке (т.к. подкупают чиновников, причем, недорого) сырье, деревья, землю… Все…
По пути в нашу гостиницу заехали в MonteCasino. Если мы вечером в пятницу погулять едем в центр города, в одно из мест, где есть кинотеатр, рестораны, театры, то приличные жители Йоханнесбурга (на красном двухэтажном туристическом автобусе название города звучало как Joburg) едут в таком случае в MonteCasino. Заходишь в большое красивое здание, а там внутри, под крышей целый город, из двухэтажных уютных домиков (ненастоящих), в одном зале размером в квартал города небо дневное, в другом – ночное. В домиках – как в нормальном европейском городе – кафешки, ресторанчики, кинотеатры, театры, и целый зал – игровые автоматы, казино, где нельзя фотографировать (нас сразу поймали за руку).
На этом гид энергично свернула экскурсию, умело подведенную к нашей гостинице, которая тоже отражала дух этого странного города – на огороженной территории огромные пространства отведены под роскошные бунгало, искусственные пруд и полянки, волшебную атмосферу. Попасть на территорию могут только избранные.

Добавить комментарий